Травматология
  Домой Медицинский фото атлас Психология отношений Медицинские видео ролики Медицинская библиотека Консультация врача  
Травматология:
Травматология
Общая травматология
Военная травматология
Травма головы
Черепно-мозговая травма
Травма шеи
Травма плеча и ключицы
Травма предплечья
Травма кисти
Травма грудной клетки - груди
Травма позвоночника
Травма живота
Травма таза
Травма бедра
Травма голени
Травма стопы
Сочетанная травма
Болезни рук и реабилитация при них
Болезни танцоров и их реабилитация
Рекомендуем:
Книги по травматологии
Книги по хирургии
Анатомия человека
Топографическая анатомия
Неотложная хирургия
Форум
 

Согласие пациента на лечение. Юридические нюансы

Получение информированного согласия на лечение кажется очевидной и легко достижимой целью. В действительности все происходит совсем не так. На протяжении последних тридцати лет достижение этой цели являлось проблемой, решение которой отнимало, пожалуй, больше всего времени — и с медицинской, и с юридической точки зрения. В идеале, пациент должен получить максимум информации о конкретных планах терапии и ожидаемых результатах, положительных или отрицательных. Эта рекомендация кажется простой, тем не менее, на практике не всегда легко определить, о какой конкретно информации должна идти речь. Существуют, однако, инструкции, разработанные на уровне штатов, относительно надлежащего объема информации, требующегося врачу для обсуждения согласия с пациентом.

Законодательные акты ряда штатов определяют, какая информация должна быть предоставлена пациенту, прежде чем врач будет выполнять какое-либо инвазив-ное исследование или процедуру либо назначать курс лечения. Врач должен знать требования, установленные в его штате законом об информированном согласии — как, разумеется, и другие законы, относящиеся к здравоохранению — и следить за всеми изменениями или дополнениями в формулировке закона. Все штаты размещают свои законы в Интернете, и каждый может быстро получить доступ и осуществить поиск по базе данных законодательства любого штата.

Законодательство штата Нью-Йорк требует от врача большей инициативы в вопросах информированного согласия, обязывая врача гораздо более подробно обсуждать риски и пользу предлагаемого лечения, вне зависимости от того, запрашивает ли пациент дополнительную информацию. Штат Нью-Йорк определяет «отсутствие информированного согласия» как «непредоставление лицом, осуществляющим профессиональное лечение или диагностику, такой информации об имеющихся альтернативах и возможных обоснованных рисках и положительных последствиях, какую предоставил бы здравомыслящий медицинский работник, стоматолог или ортопед в сходных обстоятельствах, таким образом, чтобы пациенту было возможно оценить ситуацию на основе полученных сведений».

В дополнение к требованию о раскрытии заранее всей информации о риске и положительных результатах, закон также устанавливает, что в случае подачи иска против врача истец обязан доказать отсутствие информированного согласия. Истец должен «доказать, что достаточно предусмотрительный человек на месте пациента не согласился бы на проведение лечения или диагностики, если бы он обладал полной информацией, и что отсутствие информированного согласия является непосредственной причиной травмы или причинения вреда здоровью». Далее в законе перечислено, что может врач сказать в свою защиту: данный риск настолько хорошо известен широким слоям населения, что не было необходимости его разъяснять; пациент заверил врача, что он согласен пройти лечение вне зависимости от того, с какими рисками оно связано; не было достаточной возможности для получения согласия, либо врач решил, что получение информации о рисках не соответствует интересам пациента, поскольку такая информация «оказала бы существенное негативное воздействие на состояние пациента». Полное соблюдение подобных указаний перед рекомендованным обширным оперативным вмешательством потребовало бы подробных объяснений из области анатомии, физиологии, патологии и послеоперационных осложнений. Понятно, что подобный уровень информированного согласия является моделью, которая никогда не воплощается на практике. Таким образом, приемлемое согласие основано на не совсем полной информации. Даже врач, прошедший многолетнее обучение по нехирургической специальности, не вполне понимает все возможный риски сложной операции.

В статье Bitterman дан отличный обзор подобных юридических дилемм. Как было отмечено выше, согласие состоит из четырех элементов: оно должно содержать характеристику проблем пациента, определять предложенное решение, объяснять менее эффективные альтернативы и подытоживать возможные риски лечения или отказа от лечения. Если подписать форму о согласии просят друга или члена семьи пациента — хотя согласие в этом случае может быть и недействительным—хирургу приходится выбирать между немедленным оказанием помощи и риском навредить травмированному пациенту из-за задержки. На самом деле, если срочно необходимое лечение откладывается для того, чтобы получить информированное согласие, эта ситуация сама по себе может явиться причиной наступления юридической ответственности.

Пожилые пациенты или недееспособные пациенты, проживающие в домах престарелых, могут делегировать полномочия принятия решений конкретному лицу либо могут иметь документы, указывающие, что не должна проводиться сердечно-легочная реанимация в случае, если у них случится приступ острой сердечной или легочной недостаточности. Однако даже эти инструкции становятся бесполезны, если подобный пациент получает острую травму, и в силу вступает новый набор инструкций. Это справедливо, например, если пациент получает огнестрельное ранение, которое является опасным для жизни, если не начать лечение немедленно. Ответственный хирург должен оказать помощь при опасных для жизни травмах, явившихся результатом отдельного инцидента; условия, при которых требовалась встреча с лицом, обладающим полномочиями принятия решения, на такую ситуацию не распространяются.

согласие пациента на лечение

Аналогичным образом, психотическому пациенту с опасной для жизни травмой должна быть оказана помощь для спасения жизни, даже если пациент отказывается от оперативного вмешательства. Разумеется, хирург будет чувствовать себя более уверенно, если юрист больницы ему содействует. Суды неохотно соглашаются с тем, что пациент был на самом деле проинформирован, если предметом судебного разбирательства является стандартизированная форма согласия, написанная шаблонным языком, содержание которой не было понято пациентом и не было ему объяснено. Так, в случае с пациенткой, которая должна была подписать арбитражное соглашение, прежде чем она могла начать лечение в медицинской клинике, суд решил, что пациентка не давала согласия на арбитраж, поскольку политика клиники заключалась в том, чтобы только отвечать на вопросы пациентки по поводу соглашения, а не предоставлять эту информацию по собственной инициативе.

В сходной ситуации, когда стандартной практикой торакального хирурга было извещать пациента, что при каждой процедуре «существует заболеваемость... и существует смертность», но не использовать специфические факты, касающиеся конкретной процедуры, для объяснения этих терминов, суд постановил, что хирург не предоставил своей пациентке информации, достаточной для ее информированного согласия на пункцию перикарда.

Принцип «подразумеваемого» законного согласия применим, когда промедление с началом лечения для того, чтобы получить формальное согласие, может навредить пациенту, хотя суды не всегда единодушны в определении понятия «состояния, требующего экстренной помощи». Если речь идет о пациенте с острой травмой, у которого отсутствует правоспособность согласиться с лечением или отказаться от него, поскольку пациент является несовершеннолетним, психические недееспособным, или же его интересы, по мнению хирурга и больницы, не соблюдаются теми, кому было поручено представлять его законные права, то должно быть выбрано решение, которое призвано помочь продлить жизнь пациента. Тем не менее, каждый пациент, находящийся в сознании, имеет законное право отказаться от лечения. Документируя отказ пациента от лечения при опасных для жизни состояниях, хирург должен знать, что пациент дееспособен и не находится под влиянием изменяющих сознание препаратов или нелегальных веществ.

Пациент должен быть проинформирован о том, каковы риски лечения по сравнению с рисками в случае отказа от лечения, и это должно быть задокументировано. В идеале пациент подписывает форму отказа от лечения, хотя гораздо чаще пациент отказывается подписывать что-либо. Подтверждение этого отказа друзьями или родственниками пациента может помочь при возникновении каких-либо юридических проблем в дальнейшем. Таким образом, пациент с подозрением на разрыв кишечника в результате тупой травмы живота может иметь законное право на отказ от оперативного вмешательство — до тех пор, пока тяжелый сепсис не повлияет на его возможность принимать осознанные решения; в этот момент может быть выполнено оперативное вмешательство, однако и связанные с операцией, и юридические риски будут очень высоки. Более сложная ситуация возникает, когда находящийся в сознании пациент отказывается от лечения, например, от контроля за его состоянием с помощью цифрового монитора и последующего хирургического вмешательства для устранения активного наружного кровотечения при ножевом ранении в бедренную артерию. Столкнувшись с подобной дилеммой в случае с находившимся в полном сознании пациентом с активным кровотечением, один из авторов данной главы отключил поддержание давления, так что пациент впал в геморрагический шок от повторного кровотечения; его сразу же отвезли в операционную без проведения дальнейших реанимационных мероприятий до тех пор, пока он не был уже полностью под наркозом.

Это решение было основано на предположении, что пациент к этому моменту изменил бы свое решение по поводу операции, необходимой для спасения его жизни. Все пациенты, в лечении которых был подобный эпизод, после операции выражали свою благодарность врачу. Никаких юридических осложнений не последовало. Если речь идет о пациенте с тяжелыми травмами, неспособном предоставить полностью информированное согласие, травматологической бригаде следует руководствоваться «Золотым правилом», согласно которому ты должен обращаться с пациентом так, как ты хотел бы, чтобы с тобой обращались при таких же обстоятельствах. Данный принцип применим в ситуации с несовершеннолетним пациентом без сопровождения взрослых, с несовершеннолетним пациентом в сопровождении опекуна, упорно препятствующего проведению лечения, необходимого для сохранения жизни пациента, а также с недееспособным или находящемся в невменяемом состоянии взрослым. В случае невменяемого состояния пациента нельзя забывать о том, что его причиной может быть злоупотребление какими-либо веществами. Заключенные также имеют право на отказ от операции или любого другого лечения, если даже их другие права были приостановлены на срок заключения.

Более сложная проблема возникает, когда пациент подвергает риску идеально подходящее для него лечение по религиозным убеждениям, отказываясь от крови или продуктов из нее. Авторы данной главы имели случай показать свое уважение к таким убеждениям при проведении плановых хирургических операций, например, проводя анатомически правильную резекцию печени при метастатическом раке толстой кишки с предоперационным гемоглобином 11 г/дл у одного пациента и спленэктомию при идиопатической тромбоцитопенической пурпуре с предоперационным гемоглобином 5,5 г/дл и количеством тромбоцитов 10000/мл у другого пациента. Суды традиционно подтверждали право пациента на отказ от лечения, особенно если этот отказ основан на религиозных убеждениях. Следовательно, согласно решению суда, пациентка, которая считает себя Свидетельницей Иеговы, имела право отказаться от переливания крови.

Соблюдение этих религиозных догматов не распространяется на случаи, когда пациент находится под воздействием психоактивных веществ или когда травма была получена в результате попытки самоубийства. Если травмированный пациент находится в невменяемом состоянии, однако известно, что он принадлежит к религиозной секте, которая традиционно отвергает кровь и продукты из нее, ведение такого пациента будет осуществляться в соответствии с его медицинскими нуждами. Если в кошельке у пациента имеется карточка с указанием, что ему запрещены продукты крови, такого лечения следует избегать. Хотя законы разных штатов могут отличаться, закон штата Мичиган, к примеру, запрещает применение продуктов крови, если у пациента имеется при себе подобная карточка, которая содержит дату и надлежащим образом засвидетельствована или заверена второй подписью.

Известны случаи, когда врачи несли юридическую ответственность за несоблюдение этих желаний пациента, вытекающих из обстоятельств. Более того, в других случаях суд решал, что врачи не несут ответственности за отказ от лечения с применением продуктов крови, если таково было подразумевавшееся желание пациента. Наиболее затруднительная ситуация, касающаяся лечения несовершеннолетних, возникает, если отказ от необходимых для лечения крови и продуктов крови основан на выраженном в устной или письменной форме желании родителей. В такой ситуации врачу следует проводить все необходимое лечение в полном объеме, включая применение продуктов крови, поскольку большинство штатов, если не все, не позволяют родителям запрещать по своему желанию необходимое лечение несовершеннолетнего. Если позволяет время, необходимо получить официальное судебное решение, отменяющее право родителей устанавливать свои требования. Если же травма представляет непосредственную опасность для жизни пациента, хирург и врач скорой помощи должны документально засвидетельствовать необходимость экстренного лечения и начать это лечение. Травматологи, предоставляющие оптимальное лечение в таких обстоятельствах, не будут нести юридической ответственности.

- Читать далее "Конфиденциальность в травматологии. Врачебная тайна"


Оглавление темы "Организация травматологической помощи":
  1. Перевод пациента в другое медицинское учреждение. Показания
  2. Договоренность о переводе пациента в другое медицинское учреждение. Основные положения
  3. Согласие пациента на лечение. Юридические нюансы
  4. Конфиденциальность в травматологии. Врачебная тайна
  5. Врачебные ошибки в травматологии. Правовая оценка
  6. Бесполезная помощь пациенту с травмой. Тактика при несовместимой с жизнью травме
  7. Изменение законодательства в медицине. Финансирование
  8. Законодательное регулирование медицинской помощи. Примеры
  9. Организация неотложной хирургии. Отношение к профессии хирурга-травматолога
  10. Обучение хирургов-травматологов. Программы
Загрузка...

   
MedUniver.com
ICQ:493-344-927
E-mail: reklama@meduniver.com
   

Пользователи интересуются:

Будем рады вашим вопросам и отзывам:

Полная версия сайта