Психология
  Домой Медицинский фото атлас Психология отношений Медицинские видео ролики Медицинская библиотека Консультация врача  
Психология отношений:
Психология отношений
Гороскоп
Дружба
Любовь и секс
Измена
Карьера
Мужчины
Семейная психология
Семья-замужество
Флирт
Разделы психологии:
Психология
Детская психология
Психология и развитие глухих, слепых детей
Психология пациента
Советы психолога
Психиатрия:
Медитация
Шизофрения
Рекомендуем:
Книги по медицине
Видео по медицине
Фотографии по медицине
Консультации врачей
Форум
 

Ребенок получил двойку. Как правильно относиться родителям к оценкам в школе?

Скажите откровенно, читатель, вы сами ни разу в жизни не получали двойки? А ваш друг или брат? Не можете ли вы припомнить те обстоятельства, при которых произошло это событие? А чувства, что тогда теснились в груди? Как вы думаете, не может ли ваш ребенок оказаться в числе моих корреспондентов, письма которых взывают к нашей неразбуженной справедливости?

«...У меня появилась одна двойка и за эту двойку очень били и стучали по голове. Мы слушаем радио, но мои родители вас не понимают. Прошу вас, чтобы написали им письмо. Пишите побыстрей!
Нина, Валя, Таня, ст. Быково»

«...Пишет вам ученица 2А класса Надя С. Когда я получу 3 или 2, меня ругают и бьют. Мне очень обидно. Я говорю, что буду учиться лучше, но мне не верят. Помогите мне и моим родителям.
г. Магнитогорск»

Двойка — это сигнал бедствия, сигнал тревоги, это огорчение для всех — ребенка, родителя, учителя (поверьте мне, что нет таких учителей, которые любили бы эту отметку, — ведь она есть мерило не только успехов ученика, но и качества работы самого педагога).

В порыве гнева, в порыве огорчения, вызванного злополучной двойкой, нагромождаются одна на другую ошибки взрослых и детей.
— Ах, она поставила мне двойку, так я теперь сроду не буду учить ей стихотворений! (Будто он не знает, что учится отнюдь не для учителя!)
— Ах, ты снова получил двойку!? Так ты, кроме порки, еще и лишаешься воскресного похода в лес. (Будто не помнят, как это с ними в детстве было. Будто и не слышали, что дважды не наказывают.)
— Ах, ты снова не приготовил урок!? Значит, первая двойка тебя ничему не научила? Придется поставить еще одну и вызвать родителей к завучу. (Будто никогда и не поясняли родителям, как важно беречь в ребенке желание учиться и верить в свои силы.)
Вот и замкнулся этот трагический треугольник, все участники которого видят только следствие, а не причину, скользят по неровной поверхности явления, не заглядывая в его суть. Каждый видит виновного в другом, каждый обижен по крайней мере на двоих, порою ни в чем не виновных.
— Да разве так бывает? — возразят мне некоторые. Обратимся к фактам.
Мать вызвали в школу.
— Ваша девочка стала вертеться на уроках. Она мешает мне и детям.
— Оля, ты же обещала, что больше не будешь. Значит, не сдержала свое обещание?
— Не сдержала, —соглашается девочка, опустив глаза.

Как видит читатель, это уже не первый разговор с беспокойной ученицей, она своей вины не отрицает. Может быть, ее надо наказать? Случай ведь так ясен. «А ясен ли?» — переспрошу я.

Оценки ребенка в школе

Во-первых, девочка получила за свой поступок двойное наказание — от учителя и от матери. Сотни детских писем, подобно тем, что приведены выше, свидетельствуют отнюдь не об исключительности подобной ситуации.

Во-вторых, девочка не привыкла вступать в пререкания со старшими, оправдываться и искать причину вне себя. Она была несколько замкнута и застенчива. Она действительно вертелась за партой, получала замечания и считала себя виноватой.

В-третьих, она сама не очень-то понимала, почему ей было так неуютно за этой новой для нее партой, у которой сиденье было слишком высоким, так что ноги не доставали до перекладины. Когда же Оля пыталась немного сползти вниз, чтобы поудобнее поставить ноги, ее передник оказывался сзади приколот к спинке парты булавкой. Это Толик так подшучивал над ней. Она оборачивалась, чтобы оторваться, а Толик корчил ей устрашающую гримасу, в это время учительница делала ей замечание. Мальчик же успевал изобразить на своем лице полное внимание к словам учителя. Наблюдая эту сцену со своего обычного места в классе, я поняла, что от учительского стола действия шалуна практически не заметны.

В-четвертых, когда учительница пересаживала их ряд к окну, Оля, оказывается, просила посадить ее сзади Толика, потому что уже знала — он будет дергать ее за косички. Но в ответ услышала: «Не капризничай. Я пересаживаю всех по правилам» (но разве нет даже в самых строгих правилах исключений?). Правда же, она вовсе тогда не собиралась капризничать. Оля просто думала, что плохо жаловаться учительнице на товарища и лучше будет, если ей позволят сесть на место. Уж она-то приставать к нему не станет, и все наладится, успокоится, потому что, если косичек нет перед глазами, ему и не будет хотеться их дергать.
Так выглядит реальный факт после его объективного анализа.

Но возьмем еще один подобный же случай из параллельного класса. Случай, который можно было бы описать теми же словами: «Ваш мальчик вертится на уроках...»

Более внимательное наблюдение за мальчиком позволило установить, что в его поведении нет никакого злого умысла. Он хочет хорошо учиться и прилагает к тому немало усилий. Хочет, но не может быть усидчивым и сдержанным, так как у него ярко выраженный, неуравновешенный тип нервной системы, который осложнен неблагоприятной обстановкой в семье.

Из 100 проанализированных случаев только в трех учащиеся младших классов злонамеренно нарушали дисциплину. Они делали это «на зло» взрослым, нанесшим им несправедливую обиду.

В подавляющем большинстве неверное поведение ученика — лишь повод, но не причина, толкающая его в конфликтную ситуацию. Взрослые же, видя только форму поведения и не вникая в его причины, допускают, в свою очередь, ряд ошибок (система наказаний растет иной раз по принципу цепной реакции). Рассматривая глубоко то, что на первый взгляд выглядит как нерадивость, каждый раз убеждаешься, что это проявление объективно существующих сложностей перехода ребенка от дошкольного воспитания к обучению.
Порою корни плохого поведения ученика 3-го класса отыскиваются в первых промахах букварного периода обучения, неопознанных взрослыми трудностях.

Но можно ли наказывать человека за испытываемые им трудности? Он ведь и так уже наказан тем, что не может как другие что-то преодолеть. Ему просто следует помогать. Помогать осваивать грамоту, помогать быть собранным, помогать быть хорошим товарищем, а не ябедой. Помогать, а не подталкивать невольно к дурному. В случае с непоседливой Олей вполне могло случиться так, что девочка стала бы жаловаться сначала на Толика, а потом и на других, чтобы отстоять себя, огородить от наказаний.

Значит, первая группа причин детских ошибок обусловлена перестройкой их психологии в сложный период адаптации.

двойки у ребенка в школе

Вторую группу причин следует искать в возрастных особенностях младших школьников — слабые еще внимание и усидчивость, быстрая утомляемость при умственном труде, большая потребность в движении, недостаточная выдержанность и собранность.

Взрослые должны разными способами развивать в ребенке недостающие качества, нацеливать его на самовоспитание, поддерживать уверенность в себе, но не наказывать за то, что он еще не успел приобрести. Третья группа причин внешне неверного поведения ребенка имеет в основе особенности типа нервной деятельности и соответствующего ему темперамента. Взрослых в равной степени раздражают дети-меланхолики, от которых трудно добиться быстрой реакции, и слишком подвижные, возбудимые и недостаточно сдержанные сангвиники.

Никакими наказаниями нельзя изменить специфику протекания нервных процессов. Но длительными упражнениями, опирающимися на внутреннюю потребность ребенка достичь лучшего, стать более активным или более сдержанным, можно воспитать такой тип поведения ученика в коллективе, который сгладит острые углы его природного темперамента.

Четвертая группа причин, приводящих к срывам в поведении младших школьников, относится к области физиологии. После перенесенных инфекционных заболеваний дети больше утомляются, становятся вялыми, раздражительными, вспыльчивыми. При правильном, ровном обращении с ними в такой момент все отрицательные черты поведения со временем проходят. Если же взрослые не поймут состояния ребенка, он может ожесточиться и на этой почве у него станут развиваться дурные черты характера.

Дети, обладающие какими-либо физическими недостатками (например, заики, картавые), особо легко травмируются. Неумелое обращение с ними может привести к глубокой жизненной трагедии.
По всей вероятности, к объективным причинам, создающим условия для появления такого типа поведения, следует отнести также отрицательный микроклимат в семье. Ребенок, помимо своей воли, неосознанно становится носителем этого отрицательного микроклимата. Но это опять-таки его беда, а не вина.

Итак, существует целый ряд объективных причин, провоцирующих неверное поведение младшего школьника. Эти причины, подобно болезни, требуют внимания, изучения и лечения. И наказание в подобных случаях никак не может быть лекарством.

Быть может, читателю покажется странным, что, поставив вопрос о развитии ума, я говорю не столько о процессе обучения, сколько о воспитании. Но это не случайно. Логика нашего с вами разговора обусловлена тем, что родители прежде всего интересуются отметкой, характеризующей учебные успехи, а процесс становления личности в их сознании отодвинут на второй план: «Не дружит с ребятами из своего звена — эка важность. А вот ошибок в диктанте понаделал — дело серьезное. Придется принять меры».

Такая позиция содержит две ошибки: во-первых, нельзя ни принижать роль воспитания по отношению к обучению, ни разрывать эти двуединые процессы, определяющие становление личности развивающегося человека. Во-вторых, поведение ребенка не только обусловливает его учебные успехи, но и является прямым показателем наличия познавательных интересов.

Если по своей природе ребенок очень подвижен, любит озорничать, но у него уже разбужен интерес к познанию, его не заставит даже самый близкий друг отвлечься на уроке. Любовь к знаниям, радость встречи с новым, непознанным будут управлять его поведением. И чем больше узнает такой школьник, тем больше начинает ценить знания, тем глубже, серьезнее его интерес к окружающему миру, тем реже он становится на путь формальной зубрежки, тем чаще он сам проявляет инициативу в поисках новых фактов и сведений, тем легче он применяет полученные знания в жизни и тем более радостным, творческим становится его учебный труд.

Поэтому мой добрый совет — бойтесь погасить в глазах ребенка пытливость и любознательность. Не отмахивайтесь от постоянных «почему», «зачем», «для чего», «отчего», «а правда, что...» Пофантазируйте с любознательным, согрейте его своим вниманием к этим, быть может, наивным или нелепым вопросам, предположениям. Своевременно бейте тревогу, если ваш ребенок не задает вопросы об окружающей жизни. Тогда ведите его в лес, поле, показывайте и рассказывайте об удивительном мире живых существ, о движении облаков и звезд, о превращениях Луны, о том, как маленькое зернышко стало душистым караваем, как можно на груше вырастить яблоки, как строят дом, что нужно для очистки воздуха в городе, — словом, обо всем том, чем живет человек.

И еще — накупите ему много книг, чтобы по вечерам в дружной беседе обсудить, что нового они принесли в ваш дом. Не бойтесь прочесть малышу из взрослого журнала «Наука и жизнь», «Вокруг света», о далеких странах, о подвигах ученых, об их труде и находках, о плаваниях и удивительных экспериментах. Не проходите мимо забавных страниц истории «О чем писали газеты 100 лет назад». Но пусть ваша девочка узнает, что и тогда вершились великие дела, современные знания покоятся на пытливой мысли наших предшественников.

Умейте восхищаться и удивляться новым фактам, новым знаниям. Это эмоциональное отношение к познанию, радость умственного труда — драгоценный подарок вашему ребенку.

— Ну-ка, что новенького мы найдем в журнале, — говорите вы вечером и вычитываете, скажем, о том, как была разгадана тайна «прячущегося озера» —озера, которое периодически то возникает, то исчезает.

Помогите ребенку понять, что за всяким интересным открытием стоят не только знание, талант первооткрывателя, но и годы упорного, кропотливого, повседневного труда.

Не считайте, что сообщения о трудовых успехах, о соревновании не относятся к развитию познавательного интереса. Попробуйте обсудить с сыном вопрос: какие качества нужны человеку, чтобы перевыполнить план так, как это делает передовик, о котором сообщает газета. Пусть он поймет, что знание своего дела и отношение к нему тесно сплетены между собой.

Мне бы не хотелось как-то классифицировать причины, отрицательно влияющие на процесс обучения, ибо для каждого неуспевающего ученика они будут иными. И все же необходимо подчеркнуть, что недостатки трудового воспитания в дошкольный период являются одним из самых сильных тормозов, мешающих маленькому школьнику спокойно овладеть своими новыми обязанностями повседневного умственного усилия.

Борьба за хорошие отметки, неверные представления о возрастных возможностях ребят, о сложности новых программ привели к тому, что дети в очень многих семьях полностью освобождаются от всех видов домашнего труда и даже порой отвлекаются от общественно полезных дел в школе. В результате такого воспитания у школьника формируется эдакое эгоистическое жизненное кредо: делать только то, что нужно мне для личных успехов, а там — хоть трава не расти.

Если для вашего сына ученье — тягостная обязанность, лишенная смысла и радости, вините в этом себя. Значит, вы не позаботились о развитии его познавательных интересов, о воспитании трудолюбия. Поэтому и нет у вас оснований бранить его за такую нелюбимую вами тройку.

Ну а каково отношение к тройке у самих ребят? Думаю, что взрослым будет не только интересно, но и полезно познакомиться с их мнением.

Большинство ребят считают эту отметку плохой, «обидной отметкой», называют ее подругой двойки, считают, что «она рождает двойку». Но для них оценка сама по себе не существует. Они как бы примеряют ее к себе, к товарищам, к официальным требованиям школы.
Смотрите-ка! Они подходят к вопросу дифференцированно.

«Для меня это отметка даже очень плохая потому, что я могу учиться хорошо. А для тех, кому учиться трудно, — это отметка хорошая».
«Эта отметка для слабого ученика — шаг вперед, она рождает надежду».
«Лучше твердая тройка, чем натянутая четверка», — сколько справедливого достоинства в этих словах.
«Тройка хуже единицы и двойки».

Несколько неожиданно? Но послушаем автора этого высказывания дальше. После тройки, считает он, очень трудно в глазах учителя завоевать авторитет и получить 4 и 5. Так и будешь век ходить в сереньких середнячках. Ведь за тройку учителя не ругают. Поэтому уж лучше получить двойку или даже единицу, тогда тебе и помогать будут, и исправить можно.

Отметки, отметки, отметки в табелях наших ребят. Давайте же серьезно задумаемся — а что стоит за ними? Трудности или нерадивость, случайность или запоздалое проявление закономерности; нужно чем-то помочь или разумнее выждать, дать ребенку самому позаботиться, справиться с собой или ситуацией. Быть может, излишняя нервозность и опека приведут только к конфликту.

- Рекомендуем посетить наш раздел с интересными материалами на аналогичные тематики "Психология"


Оглавление темы "Детская психотерапия":
  1. Стационарная служба марбургского психиатрического обслуживания детей и подростков
  2. Дневной стационар марбургского психиатрического обслуживания детей и подростков
  3. Реабилитационная служба марбургского психиатрического обслуживания детей и подростков
  4. Взаимодействие служб марбургского психиатрического обслуживания детей и подростков
  5. Получение образования психотерапевта - специализация
  6. Программа специализации по психотерапии детей и подростков
  7. Организация и проведение семинаров по психотерапии
  8. "Вырастет и поймет" - как ошибка в воспитании детей. Советы детского психолога
  9. Психология первоклассника - на что обратить внимание родителям?
  10. Ребенок получил двойку. Как правильно относиться родителям к оценкам в школе?
Загрузка...

   
MedUniver.com
ICQ:493-344-927
E-mail: reklama@meduniver.com
   

Пользователи интересуются:

Будем рады вашим вопросам и отзывам:

Полная версия сайта