Психология
  Домой Медицинский фото атлас Психология отношений Медицинские видео ролики Медицинская библиотека Консультация врача  
Психология отношений:
Психология отношений
Гороскоп
Дружба
Любовь и секс
Измена
Карьера
Мужчины
Семейная психология
Семья-замужество
Флирт
Разделы психологии:
Психология
Детская психология
Психология и развитие глухих, слепых детей
Психология пациента
Советы психолога
Психиатрия:
Медитация
Шизофрения
Рекомендуем:
Книги по медицине
Видео по медицине
Фотографии по медицине
Консультации врачей
Форум
 

Что такое психоанализ?

Психоанализ может казаться как страшным и непостижимым зверем, примерно как "снежный человек" среди других приматов, как направлением в дальнейшей карьере психолога или врача, опять же довольно смутным, так и просто набором орудий для познания себя. Действительно, что такое психоанализ? В.М. Лейбин в учебнике по психоанализу показывает, что даже мейстер Фройд в своём творчестве давал, если не ошибаюсь, больше десяти определений своего детища. Здесь и направление психотерапии, и способ самопознания, и способ познания других людей, и некоторый образ мышления, при котором за каждым психическим феноменом подразумеваешь нечто за ним стоящее, то есть ежесекундный автоматический выход за пределы ситуации.

Я хочу разобраться в том, что такое психоанализ, чему он может служить и зачем он вообще нужен.

Для меня психоанализ - это не набор методов познания и самопознания, и тем более не направление психологической помощи. Психоанализ - это набор фундаментальных психических феноменов, описанных Фройдом и его соратниками. Я бы назвал несколько таких феноменов, которые можно отнести к узловым: бессознательное, инстинкт и защитные механизмы, особенно вытеснение и проекция, которые сами по себе являются, на мой взгляд, всеобъемлющими и далеко выходят за рамки собственно психоаналитических теорий неврозов.

Бессознательное. Термин был введён Декартом, а появился в умах людей, по-видимому, ещё раньше, ведь гений - это человек, который сформулировал то, что было известно уже пару тысяч лет. Я думаю, что заслуга Фройда состоит в том, что он ввёл понятие бессознательного в науку. Ведь нужно ещё умудриться собрать такие наблюдения, которые придали бы философскому термину осязаемые, так сказать, естественные очертания. Нужно умудриться сделать описательный оборот "чувственно осязаемым", по собственному же выражению мейстера Фройда. Действительно: попробуйте ввести в науку что-нибудь вроде кармы, судьбы, ауры и прочих махов рукой. А лучше попробуйте ввести эти понятия в конце 19го века, когда это, наверное, было сделать труднее, чем сейчас. С другой стороны, может и наоборот - гораздо проще. Психоанализ учит критическому мышлению..

психоанализ


Так как сделать какие-либо заключения (не от слова "заключение под стражу", а от слова "ключ") о своей психике я могу только на основании своих же психических феноменов, с которыми засыпаю и просыпаюсь, а иногда даже пытаюсь подружиться, о существовании бессознательного я могу судить по своему же опыту. Действительно: наблюдение за другими людьми - это наблюдение за продуктами, результатами, "следами" их психик, мне же некоторые психические феномены знакомы как по их "следам", так и прямо, изнутри ("непосредственно представлены", как пишут в умных учебниках, которые я не читаю). Это значит, что более-менее проверить существование бессознательного я могу только на личном опыте, на основе самонаблюдений. Некоторые психические феномены действительно производят впечатление, будто происходят откуда-то извне, из-за пределов моего сознания, будто бы они существуют вовсе не во мне, но каким-то образом со мной связаны. Наблюдение за другими людьми, конечно, тоже может показать наличие бессознательного, но "следы" психики и её составных частей - это вовсе не то ощущение их наличия, которое есть у меня по отношению к собственной психике.

Три комнаты и сад, при помощи которых Фройд даёт первое описание бессознательного, хорошо согласуются с этим самонаблюдением: что-то происходит не здесь. Другой вопрос, что в конце 19го века, я думаю, бессознательное было для Фройда именно двумя комнатами и огромным садом, которые расположены за пределами главной комнаты - сознания, подводной частью айсберга, то есть чем-то загадочным и труднопостижимым, в которое нужно медленно, шаг за шагом проникать, а сейчас бессознательное - это такая же часть душевного аппарата, как и сознание, причём порождающая вовсе не больше загадок и вопросов, чем последняя.

Итак, представлю, что вышел на улицу с новым знанием: бессознательное есть. Вокруг люди, психики, вокруг жизнь. Бессознательное есть. Что дальше? Что такое психоанализ и порождаемый им образ мышления?

Инстинкты. Автору теории ни в коем случае нельзя верить на цитаты, когда дело доходит до усвоения его мыслей (автору теории вообще нельзя верить, потому что он носитель психики), но, наверно, трудно сказать лучше и короче, чем сам Фройд: "Биологическое исследование уничтожило привилегию сотворения человека, указав ему на происхождение из животного мира и неискоренимость его животной природы". Это ещё один плюс в копилку Дарвина, но для понимания психоанализа я хотел бы узнать, как инстинкты существуют в душе человека, что они там делают и как от него защищаются. Есть ли они вообще? Чтобы сделать суждение о чём-либо, сначала необходимо усомниться совершенно во всём.

Если не углубляться в само понятие "инстинкт" (чему мы, помнится, посвятили добрую пару, а то и полторы - данное сочинение вовсе не обделено родственными связями), то зоопсихология убедительно показывает, что инстинкты направляют поведение человека существенным образом. Зоопсихология в лице Богдан Н.А. убедительно показывает, что пищевой инстинкт много сильнее повествовательного дара этого чудесного преподавателя. Что здесь можно добавить?

Добавить можно то, что пора бы уже связать инстинкт с бессознательным, в неоспоримом существовании которых я убедился таким смешным методом. Представлю себя на той же лекции по зоопсихологии: так как я вполне могу не осознавать инстинктивных влечений к буфету и его живым конкуренткам, они действуют не в сознании, а в бессознательном. Здесь меня интересуют только сексуальные влечения, потому что, например, пищевой инстинкт никогда не участвует в образовании неврозов, а значит, будто бы и вовсе не участвует в структуре души. На самом деле, он в ней, конечно, участвует, но вряд ли может быть связан с психоанализом (в любом значении этого слова): трудно представить себе длительное, многолетнее самопознание, которое приведёт к мучительному осознанию голода. Однако, даже если это и можно представить, то такой анализ, конечно, лучшим образом отвечает врачебной заповеди "не навреди". Дело в том, что, на мой взгляд, вытесниться может только сексуальное влечение.

Фройда тоже интересовали только сексуальные влечения, потому что, как он замечательно сформулировал, сексуальность - единственная функция, выходящая за предел организма и обеспечивающая связь со своим видом. Я думаю, что пансексуализм и прочие ярлыки - это скорее непонимание и из рук вон невнимательное чтение, а не критика. В труде "Введение в психоанализ" мейстер несколько раз подчёркивал, что ему приятно быть одного мнения со своими критиками: его теория чётко разделяет сексуальные влечения и влечения "я", причём неврозом считает конфликт между ними, а не тотальность и безнаказанность первых. Помогли ли мне предыдущие четыре абзаца лучше понять, что такое психоанализ? Не очень, поэтому необходимо свободно ассоциировать (болтать) дальше.

Я отнёс инстинкт к столпам психоаналитической теории потому, что либидо - инстинкт жизни, как совокупность сексуальных влечений - действительно действует в душевной жизни, и это нетрудно почувствовать. Если он и не определяет большинства душевных движений, то, по крайней мере, оказывает на них существенное влияние. Указание мейстера на инстинкты и на "неискоренимость животной природы человека" ценно уже хотя бы потому, что он сумел нащупать реальную силу, действующую в душе человека.
Тех, кто не верит во всемогущество либидо, отсылаю к сексуальному возбуждению: люди, эта сила, даже куда более сильная, действует в вашей душе не только в этот момент, а постоянно. Во время сексуального возбуждения она более-менее ощущаема, причём ощущаема как сила, но она продолжает действовать в душе и тогда, когда не ощущается - потому что упорядочивает поведение человека между сексуальными возбуждениями, то есть между своими явными проявлениями. Я не думаю, что это единственная сила, действующая в душе, но глупо отрицать её относительного могущества. Она столь могущественна потому, что постоянна, а другие действующие в душе силы - даже самые мощные стремления, вызванные потребностями, или временны, или происходят из либидо. Собственно, Фройд утверждал, что оттуда происходят все душевные движения. В этом нужно усомниться, и не потому, что это вызывает сомнение, а потому, что это может не учитывать доброго десятка других душевных сил, которые он не смог или не успел нащупать и изучить.

Защитные механизмы. В работе "По ту сторону принципа удовольствия" Фройд говорит о принципах удовольствия и реальности. Я не думаю, что они действительно важны на практике, но вот теорию они существенно дополняют. ЦНС - это структура, которая стремится поддерживать уровень возбуждения на как можно более низком уровне. Действительно, зачем ей работать? Кроме этого, она стремится к удовлетворению сексуальных влечений для достижения оргазма, то есть состояния, при котором уровень "напряжения" в ЦНС достигает своего минимума. Собственно, в стремлении ко всему этому и заключается принцип удовольствия. Принцип реальности же заключается в том, что ЦНС, увы, подчас не может реализовать подобные благие намерения - ими вымощена дорога в душевную деятельность человека - поэтому ей приходится достигать низкого уровня "напряжения" (то есть, собственно говоря, своей работы) обходными путями, а точнее не достигать, а просто стремиться к этому. "Не сейчас, а позже" - вот обман, которым принцип реальности обнадёживает малознакомую с реальностью душу.

Разумеется, ЦНС, в которую аккуратно вписалась душа, стремится избежать любой информации, которая побуждала бы её к активному действию - соответственно, стремится не допустить её до сознания человека. Когда я смутно понимаю, что в душе что-то происходит - например, желание поплавать в бассейне - это ещё не осознание, и до тех пор, пока я буду смутно понимать "что-то", а не желание поплавать в бассейне, я в бассейне и не поплаваю. Совсем другое дело, если я осознаю это душевное движение как желание угодить своим мышцам - в этом случае, скорее всего, моей ЦНС придётся сложить сумку, собраться, поехать в бассейн и произвести ещё несколько не самых простых для неё действий. Действительно, зачем ей всё это? Стоит ли после этого говорить, почему она любыми способами пытается скрыть от меня, что я хочу в бассейн?

Если бы я был подчинённым у не слишком зрелого начальника, то, конечно, я тоже пытался бы скрыть от него некоторые новости о происходящем в его фирме - с той целью, чтобы не получать новых поручений. В этом случае я был бы бессознательным, начальник - сознательным, а любые его попытки узнать, что во мне происходит, наталкивались бы на серъёзные препятствия. Какими способами я мог бы уладить, например, существенную недоработку в прошлом месяце, повлекшую за собой ощутимые убытки? Я мог бы просто скрыть это от него, мог бы сообщить иносказательно, мог бы связать свою недоработку с внешними объектами ("это всё происки конкурентов, а не моя недоработка" - о тотальности проекции ещё будет сказано). Психоанализ - это восстановление царя в голове, это открытия, которые делает директор о своём заведении. Это познание себя.

Защитные механизмы - столп психоанализа, если понимать под ним самопознание и познание других людей. Разнообразие и творческая составляющая способов, которыми ЦНС стремится оградить себя от моего вмешательства, действительно вызывают уважение. Интересное же в другом - в том, что если приглядываться к людям, то защитные механизмы иногда лежат на поверхности, причём в больших количествах. Например, рационализация - это то, чем люди занимаются постоянно, и целью чего является скрыть от сознания человека некий факт - то, что происходит в его душе.

Самая соль в том, что защитные механизмы психики есть там, где их отрицают и сводят к осложнению жизни. Люди, какое усложнение? Мне хотелось бы как можно подробнее узнать, что происходит в моём душевном королевстве, а для этого мне необходимо узнать, какими способами мои подчинённые вводят меня в заблуждение, и видеть каждую такую попытку. Другие могут считать, что подобное стремление - это чрезмерное усложнение, чрезмерное производство некоторого инстинктивного действия над своим головным мозгом. Я же утверждаю, что незнание своей души - вот настоящее производство этого действия, и утверждаю, что сведение попыток разобраться в действующих в ней силах к усложнению и бесплодной трате времени - это тоже защитный механизм. Защитные механизмы есть везде, где они налицо. Ими пахнет там, где они есть, а не там, где человеку эпизодически захотелось почувствовать их запах. Они есть там, где нюхаешь их систематически.

Вытеснение. Вытеснение лучше рассматривать не как защитный механизм, а как всеобщее психическое свойство. Сам факт того, что подавляющая часть душевных движений происходит вне сознания, говорит о том, что они вытеснены из сознания - скорее даже не в защитном смысле. В действительно здоровой душе все её движения вполне могут происходить осознанно. Жить осознанно - значит не ловить себя на своих бессознательных процессах и стремлениях, а каждую секунду видеть всю их совокупность, все их связи, что, конечно, едва ли достижимо. "Что, конечно, едва ли достижимо" - молвит моими устами защитный механизм, и даже неважно, какой. Необходимо свыкнуться с тем, что подчинённые директора будут продолжать пытаться оставить его в неведении, даже когда узнают, что он решил знать о них всё. Это их всеобщее свойство, они, собственно говоря, для того и существуют, чтобы пытаться остаться скрытыми.

Здесь открывается очень интересный момент: не для того ли большинство душевных движений скрыты от сознания, чтобы выстраивать жизнь человека в нужном им русле? Не остаётся ли сознание (бес)полезным придатком? Как писал Юнг, душевные движения действуют скрыто - а потому и более действенно. Согласен с Юнгом и прихожу к заключению, что они тем сильнее влияют на жизнь человека - не только в патологическом смысле - чем больше их скрыто от взора сознания. Лично мне сам факт того, что некоторая часть моей душевной жизни, по сути, происходит независимо от меня, доставляет большое неудобство и вызывает желание если не полностью перевести её в сознание, то хотя бы приблизить настолько, чтобы без труда видеть. Это другая крайность, а вместе с тем и, образно говоря, другой защитный механизм - стремление к чрезмерному контролю.

Здесь мне необходимо принять какое-нибудь решение, которое, вполне возможно, в психологии ещё не принято, точнее, не общепринято. Передо мной два полюса: первый гласит, что необходимо познать душу во всех её связях и проявлениях, так сказать, до глубокого дна, второй же, напротив, отрицает важность глубокого самопознания и указывает на то, что попытки его достижения отвлекают от главного - жизни. Друзья, если жизнь - набор редко осознаваемых проекций никогда не осознаваемого бессознательного, то мне такое положение вещей не нравится. Поэтому второй подход можно сразу отмести, довольно смело, как можно отмести и первый подход, и вот по какой причине. Целесообразнее в решении этой проблемы взять за основу первый подход - глубокое самопознание, но оставить себе возможность отказываться от него в те моменты, когда осознаёшь, что оно может повредить другим, не менее приятным производным жизни. Жить осознанно, но сознавать, что можешь жить неосознанно тогда, когда сознаёшь, что лучше не мешать неосознаваемому ходу жизни. Истина здесь, как всегда, посередине, но гораздо ближе к психоанализу, чем к простому следованию судьбе.

Проекция. Вообще, этот защитный механизм, блистательно описанный Фройдом в "По ту сторону принципа удовольствия", представляет собой, скорее, всеобщее психическое свойство, а не защитный механизм в узком смысле. Я задался вопросом, не тотальна ли проекция, и не происходит ли жизнь внутри психики, проецируя при этом результаты этого процесса вовне - на деятельность, социальные отношения, мышление. Здесь тоже необходимо принять решение. Я думаю, что проекция тотальна, всеобъемлюща, что всё происходит именно внутри психики, а снаружи мы видим только спроецированные результаты, и вот почему.

Здесь необходимо вернуться к принципу удовольствия, с которым я решил согласиться, и снова рассмотреть его. Он гласит: ЦНС стремится избежать любых, даже, казалось бы, незначительных душевных движений. Эта "лень" вполне объясняется правилом экономии психической энергии, точнее, теми выводами, которые можно сделать из этого правила. Правило гласит: не стоит объяснять наблюдаемый феномен высшими психическими функциями, если можно объяснить его более простыми психическими функциями (всё-таки, иногда зоопсихология в лице Богдан Н.А. оказывается сильнее пищевого инстинкта). Если попробовать применить это правило к жизни, то получится уже рассмотренное мной "не стоит производить известных действий над своим мозгом". Я думаю, что ЦНС работает по такому же принципу: если она (не организм!) снабжается питательными и прочими необходимыми для работы веществами, то будет склонна не стремиться к большему. Не здесь ли кроется ответ на вопрос, почему многие женщины не могут похудеть? Я думаю, что их головной мозг обеспечен всем необходимым, а тело - не совсем его волость, поэтому он и не стремится работать над этой проблемой, да он даже и не считает это проблемой. Если у вас в достатке есть воздух, пища и вода, зачем вам голодающие африканцы?

В соответствии с принципом удовольствия, ЦНС будет стремиться избежать любой травмирующей информации, и вот в каком значении этого слова: травмирующей я назову такую информацию, которая побуждает к определённым душевным движениям, то есть к работе головного мозга. Не здесь ли ответ, почему некоторые события могут стать для человека "травмирующими", и долго потом производить разрушительное действие на его душу? Они могут травмировать потому, что человеку необходимо перестраиваться, адаптироваться и менять своё отношение к ним, а подчас именно этого он и не в состоянии сделать. Я думаю, что для головного мозга травмирующей информацией является, собственно говоря, почти любая информация извне и изнутри, поэтому он склонен защищаться от неё. Защищаться же от приходящей изнутри целесообразнее с помощью проекции, приписывая происходящее в собственной душе внешнему миру. Ведь в этом случае происходящие в бессознательном процессы так и не проникнут в сознание, поскольку их результаты припишутся миру внешнему, а значит, ЦНС будет ограждена от навязанной сознанием обработки этих процессов. Всё это говорит о том, что нервные системы экстерналов, с другой стороны, конечно, - достаточно счастливые нервные системы.

Отсюда можно сделать вывод, что проекция действительно тотальна: к примеру, всё, что говорит человек о внешнем мире, является проекцией происходящего в его душе. Иными словами, всё, что человек говорит об окружающем, - он говорит о себе, и мне трудно поставить это положение под сомнение. С другой стороны, психоанализ справедливо учит ставить под сомнение решительно всё, и об этом лучше не забывать.

Приятно иногда просто выболтать всё, что не было выболтано за многие дни и недели потому, что "болтать - пустое и не мужское".

психолог Полукаров А.Н.

- Вернуться в оглавление раздела "Психиатрия."

Загрузка...

   
MedUniver.com
ICQ:493-344-927
E-mail: reklama@meduniver.com
   

Пользователи интересуются:

Будем рады вашим вопросам и отзывам:

Полная версия сайта